воскресенье, 23 мая 2010 г.

Описание конструкции танка Т-34 образца1942 года.

Описание конструкции Т-34.

Во время войны танк Т-34 был тщательно обследован в английской школе танкостроения. В отчёте, посвященном двигателю, указывалось, что "качество работы неодинаково. Тогда как наиболее важные детали по своей обработке сравнимы с соответствующими деталями серийных английских авиамоторов, поверхность отлитых компонентов несравнимо груба. Несмотря на это, на поверхности нет признаков пористости и раковин.
Большинство из важных болтов и штифтов подвергнуты низкотемпературному отпуску и притёрты, уровень изготовления некоторых деталей очень высок. На определённых компонентах хорошо видны клейма технических контролёров..." Отчёт английских специалистов о Т-34 представляет сейчас особый интерес , потому что о танке судили на основе технологических критериев того времени, без того, что известно сейчас. Содержащийся в отчёте окончательный вывод даёт заслуженную высокую оценку М.И.Кошкину и его конструкторскому бюро: "Конструкция танка свидетельствует о чётком понимании его важнейших боевых качеств и требований войны с должным учётом особенностей подготовки русского солдата, театра военных действий и имеющихся производственных мощностей. Если принять во внимание, что Россия совсем недавно создала тяжёлую промышленность и что значительная часть её индустриальных районов занята противником, создание и производство таких высококачественных танков представляет собой инженерно-техническое достижение самого высокого класса..."

Основные принципы конструкции.

Танк Т-34 имел классическую компоновку. Силовое отделение отделялось от боевого противопожарной перегородкой. Сразу за перегородкой стоял дизель В-2. Слева и справа от дизеля располагались два радиатора. В центре силового отделения находился вентилятор, а трансмиссия (главный и бортовые фрикционы) - ближе к корме. Топливные баки размещались по бортам корпуса, в нишах, образованных наклонными бронеплитами. Поскольку трансмиссия располагалась в кормовой части танка, рядом с ведущими колёсами, боевое отделение не было загромождено коробкой передач, карданным валом и бортовыми передачами, как это было на многих западных танках, например М4 "Шерман" или PzKpfw IV. Кроме того, это позволило уменьшить общую высоту танка по сравнению с западными и снизить общий вес машины. Дальнейшее описание, если это не оговорено дополнительно, посвящено танку Т-34 образца 1942 года.



т-34 образца 1942 г.

Корпус.

Корпус танка Т-34 образца 1942 года сваривался из гомогенных прокатанных бронеплит, только верхняя кормовая плита и крыша силового отделения крепились на болтах. Это было сделано для облегчения доступа к двигателю и трансмиссии при осмотрах и ремонте. Хотя поверхность бронеплит была более грубой, чем у бронеплит, выпускаемых в Великобритании и США, советская броня была крепче зарубежных аналогов. Твёрдость по Бринеллу 45-мм лобовой бронеплиты корпуса колебалась между 354 и 400. Лобовая часть корпуса состояла из верхнего и нижнего броневых листов. По бокам от буксирных крюков на верхнем лобовом листе имелись отверстия, закрываемые броневыми заглушками на резьбе. Через эти отверстия осуществлялся доступ к хвостовикам червяков механизма натяжения гусениц.




ходовая т-34.










Борта корпуса состояли из нижних вертикальных и верхних наклонных листов, соединённых между собой. В каждом нижнем вертикальном листе имелись отверстия для прохода осей балансиров опорных катков, вырезы для цапф балансиров и кронштейны для крепления резиновых упоров, ограничивающих подъем катков. С внутренней стороны вертикальных, листов приваривались шахты для пружин подвесок опорных катков, между которыми устанавливались топливные и масляные баки, закрытые изнутри танка фальшбортами из листового железа. В днище корпуса располагались лючки для доступа к деталям подвесок, к сливным пробкам баков и картера коробки передач, люк для доступа к водяному и масляному насосам двигателя. В передней части днища, справа, находился люк для аварийного выхода экипажа. Крыша корпуса состояла из трёх частей: крыши боевого отделения, крыши отделения силовой установки и крыши силовой передачи. На крыше боевого отделения (подбашенном листе) на шариковой опоре устанавливалась башня. Спереди, справа и слева в крыше боевого отделения имелись люки, закрываемые броневыми крышками, для доступа к пробкам заливных горловин передних и средних топливных баков.





схема питания топливом.








Крыша отделения силовой установки состояла из среднего листа, расположенного над двигателем, с люком для доступа к двигателю и двух боковых листов с воздухопритоками, закрываемых броневыми листами жалюзи, управление которыми осуществлялось из боевого отделения. Каждый воздухоприток закрывался броневым колпаком с вырезами для прохода воздуха. Через эти вырезы и воздухоприток воздух засасывался вентилятором и использовался для охлаждения и питания двигателя. В боковых листах имелись по два люка над шахтами подвески и но одному люку для заливки масла в баки. Люки защищались броневыми крышками. В крыше отделения силовой передачи устанавливались жалюзи воздухоотвода и сетка, закрывающая жалюзи. Управление жалюзи осуществлялось из боевого отделения. В правом коротком листе крыши имелся лючок для заливки топлива в кормовые топливные баки, который закрывался броневой крышкой. Корма корпуса состояла из верхнего, нижнего кормовых листов и картеров бортовых передач. Верхний кормовой лист крепился к корпусу болтами. В средней части этого листа располагался люк для доступа к силовой передачи, закрываемый крышкой на петлях и болтах, а с боков - отверстия для выхода выпускных труб, защищённые броневыми колпаками. Танк Т-34 образца 1940 года строился по принципам, принятым в западном танкостроении. К середине войны качество продукции снизилось, даже несмотря на жёсткий контроль. Качество сварки было посредственным, хотя и не настолько, чтобы приводить к разрушению швов. Литые башни в западном танкостроении не применялись из-за того, что они не обеспечивали достаточной прочности поверхности. Но советские конструкторы смогли избежать этого недостатка, как показали испытания твёрдость башенной брони составляла 370-375 по Бринеллу.




корпус т-34.










Броня.

Бронирование Т-34 в начале войны было более чем достаточно. Хотя толщина лобовой брони была всего 45-мм, эффективная толщина составляла 75-мм, благодаря оптимальным углам наклона бронелистов. Выгодный угол наклона брони был и у башни. Всс это делало Т-34 практически неуязвимым дня немецких противотанковых пушек калибра 37-мм и для короткоствольных пушек калибра 75-мм, установленных на PzKpfw IV. Орудие танка PzKpfw III вообще не могло пробить лобовую броню "тридцатьчетверки" и только когда на PzKpfw III Ausf.J была установлена пушка 5 cm KwK39 калибром 50-мм, которая могла пробить лобовую броню Т-34 с дистанции меньше 500 метров, у немецкого танка появились некоторые шансы на успех при, уверенной атаке.Первое эффективное противотанковое орудие-буксируемая 7,5 cm Рак40 пушка калибра 75-мм появилось у немцев лишь в конце 1941 года. Весной 1942 года на танк PzKpfw IV Ausf.F1 была установлена длинноствольная 75-мм пушка 7,5 cm Kwk40,а к лету
1943 года немцы начали выпуск PzKpfw IV Ausf.G, вооруженного ещё более мощной 75-мм пушкой, длиной 48 калибров. Всё это сдвинуло преимущество в сторону немецких танков. Дальнейшее наращивание мощности немецких пушек вынудило советских танкистов навешивать на танки дополнительные бронелисты. что однако, перегружало двигатель и подвеску.

Экипаж.

Экипаж Т-34 состоял из четырёх человек-механика-водителя, стрелка-радиста, командира который одновременно был наводчиком пушки и заряжающего. Механик-водитель располагался в передней части корпуса слева, перед его местом находился большой люк. Справа от механика-водителя сидел стрелок-радист, места командира танка и заряжающего находились в башне слева и справа от орудия. В башню вел большой одностворчатый люк, расположенный на крыше. В боевом отделении было очень тесно, особенно при полном боезапасе.
Механик-водитель управлял танком при помощи рычагов, которые регулировали скорость вращения гусениц.





расположение механика-водителя.



В остальном он полагался на обычную педаль сцепления, ножной тормоз и акселератор, расположенные слева на право, как в автомашине; контрольно-измерительные приборы были сведены до минимума, необходимого для эффективной эксплуатации. Органы управления соединялись с металлическими тягами, шедшими вдоль пола в силовое отделение. При этом, чтобы управлять танком нужно было прилагать значительно больше усилий, чем это требовалось на западных машинах, у которых трансмиссия и коробка передач были расположены рядом с местом водителя. Многие механики-водители пользовались киянкой, когда органы управления заклинивало. Под ногами механика-водителя находились два баллона со сжатым воздухом, который использовали для пуска двигателя, особенно в холодную погоду. Это облегчало пуск танка зимой, в то время как немецкие танкисты с большим трудом заводили двигатели на своих машинах.
Стрелок-радист сидел справа от водителя на таком же сиденье. В бою он обслуживал курсовой пулемет ДТ калибра 7,62-мм и поддерживал связь по радио. Как уже говорилось выше, не все танки оборудовались радиостанциями, хотя количество радиофицированных танков постоянно увеличивалось. В начале войны почти все танки командиров рот оборудовались приемопередающей радиостанцией 71-ТК-3 и также предпринимались попытки поставить более простые радиостанции 71-ТК-1 на танки командиров взводов. В конце 1942 года был налажен выпуск радиостанций 9-Р. Эта радиостанция использовала принцип амплитудной модуляции и представляла собой приемопередатчик мощностью 5 Ватт с переселекцией каналов. Радиус действия радиостанции при движении танка - 7 км. Связь между членами экипажа поддерживалась при помощи танкового переговорного устройства ТПУ-3. В шлемах танкистов были установлены головные телефоны и ларингофон. Нехватка личного состава в частях часто приводила к тому, что место стрелка-радиста оставалось свободным.
Отсутствие радиостанций явилось одной из причин грубейших тактических промахов советских танкистов в первой половине войны. Танки не имели связи между собой, поэтому было очень трудно координировать их взаимодействие в бою. Например немцы придавали очень большое значение радиофикации своих танков. Нехватку радиостанций частично компенсировала сигнализация флажками. Была разработана соответствующая система сигналов, а в башенном люке проделан маленький лючок, позволявший подавать сигналы флажками, не открывая большого люка. Однако в бою такой способ связи оказался неприменим, поскольку командир не имел кругового обзора и был занят стрельбой из пушки. Поэтому, как правило, в бою использовалась тактика "делай как я", когда танки повторяли действия командира взвода. Это облегчало управление, но снижало эффективность действий "всего взвода в целом.

Башня.

Башня Т-34 была узкой и тесной, что затрудняло обслуживание орудия. Сидения командира танка и заряжающего вращались вместе с башней. На полу боевого отделения располагались контейнеры с боезапасом. Для наведения пушки на цель применяли телескопический оптический прицел ТОД-6 (на танках ранних выпусков) или ТМФД. Прицел обеспечивал увеличение в 2,5 раза и имел подсветку. Общий обзор обеспечивал панорамный перископ ПТ-6 (на танках ранних выпусков) или ПТ-4-7 (ПТ-5). Первое время перископы устанавливались как у места командира танка, так и у места заряжающего, но в дальнейшем для экономии, на танки стали устанавливать лишь по одному перископу у места командира танка. Перископ можно было использовать не только для обзора, но и качестве вспомогательного прицела пушки. В стенах башни слева и справа на уровне плеч были сделаны смотровые щели, закрытые бронестеклом. Под щелями находились бойницы для стрельбы из личного оружия. Еще одна бойница находилась на задней стенке башни.
В целом оптика, с тоявшая на Т-34, была на порядок хуже, чем на PzKpfw III или PzKpfw IV.






Pz-III.






Pz-IV.









Из танка не было кругового обзора, который обеспечивался на фашистских танках при помощи командирской башенки.Командир "тридцатьчетверки" даже не мог воспользоваться приёмом, который предпочитали немецкие танкисты, высовывавшие голову из люка танка. Дело в том, что большой башенный люк не откидывался вперед и закрывал передний сектор обзора, вынуждая командира приподниматься из башни по плечи и выглядывать из-за люка слева или справа, подставляя тем самым себя под пули вражеских солдат. Кроме того, при открытом люке опасности подвергался не только командир танка, но и заряжающий. Временами командиру танка не оставалось ничего другого как управлять танком сидя верхом на крыше башни. Плохой обзор из танка облегчал жизнь вражеской пехоте. Немцы очень быстро нащупали мертвую зону вокруг Т-34 и стали использовать её для борьбы с "тридцатьчетверками", применяя ранцевые заряды и другие ручные противотанковые средства.
Башня являлась самым слабым местом Т-34. Задняя часть башни выступом нависала над корпусом, в результате чего возникал опасный и уязвимый зазор. Даже рассчитанная на двух человек, она была тесновата, что, несомненно, осложняло действия командира танка в бою. Помимо командования танком он должен был также наводить и стрелять из пушки, а на все это у него в башне имелось лишь около 115 см. Поэтому, отдавая команды механику-водителю, куда направить или развернуть танк, выкрикивая указания заряжающему, какой снаряд послать в казённик- бронебойный или осколочно-фугасный, припадая к прицелу, чтобы навести орудие, вычислить расстояние и нажать на спуск, тут же отвернув корпус от откатывающегося назад орудийного ствола, командир почти не имел времени посмотреть, что делают другие танки. Если к тому же в бою он командовал несколькими машинами, то сообщить о своих намерениях подчинённым мог, только семафоря из башни цветными флажками. Еще хуже было положение у командиров взводов и рот, которые несли дополнительную нагрузку. В некоторых частях командир танка играл роль не наводчика, а заряжающего, однако и эта мера не снимала всей остроты проблемы. В башне немецких танков размещалось три человека, что позволяло командиру немецкой машины полостью сконцентрироваться на своих основных обязанностях.
Немецкие танкисты постоянно отмечали плохую конструкцию башни и отсутствие радио на советских танках. В бою "тридцатьчетверки" действовали нсскоординированно, рассыпали строй или, наоборот, сбивались в кучу вокруг командирского танка как "цыплята вокруг наседки". Кроме плохой связи эта "тактика" была вызвана также низкой подготовкой экипажей. Танковый взвод (три танка) редко мог действовать против трех целей, как правило все танки атаковали одну цель,выбранную командиром взвода. Немецкие танкисты отмечали, что их противники крайне медленно находят и накрывают огнём выбранные цели: в начальный период войны один "панцеркампфваген" успевал поочередно добиться попаданий во все три советских танка, не получив в ответ ни одного снаряда. В дальнейшем преимущество фашистов в подготовке экипажей несколько сократилось.
Стоит заметить, что танки используются не только против танков противника. Гораздо эффективнее они действуют против пехоты и других незащищённых целей. Недостатки Т-34 были не так заметны, когда танки действовали против вражеских пехотных подразделений.
Более просторная гексагональная башня и открывающийся назад люк, примененные на Т-34 образца 1943 года, частично исправили ситуацию. Кроме того, на танки начали устанавливать вместо общего люка два маленьких, которые откидывались вперед. Командирскую башенку начали устанавливать на "тридцатьчетверку" только в 1943 году, а пятый член экипажа был введён лишь на Т-34-85, значительное количество которых появилось в частях только в начале 1944 года.


т-34-85.



Вооружение.

Заряжающий располагался справа от орудия. В его обязанности входило заряжание пушки и обслуживание спаренного с ней пулемета ДТ (на танках поздних выпусков ДТМ). Боезапас Т-34 составлял 77 выстрелов (на модели образца 1943 года боезапас увеличили до 100 снарядов). Три подготовленных унитарных патрона размещались у ног заряжающего, ещё шесть - около командира танка. Остальные выстрелы хранились в восьми металлических контейнерах на полу боевого отделения. Стандартный боезапас состоял из 19 бронебойных снарядов БР-350А, 53 фугасов Ф-354 или ОФ-350 и пяти шрапнельных снарядов. Сверху ящики с боеприпасами обычно застеливались рогожей. Доставать снаряды из ящиков было не очень удобно и во многих экипажах было принято, чтобы во время боя заряжающему подавал снаряды стрелок-радист. Боезапас к курсовому и спаренному с пушкой пулеметам ДТ калибра 7,62-мм составлял 35 дисков по 65 патронов в каждом. Диски хранились в сумках. Половина сумок находилась в нише башни, а другая половина была развешена около места стрелка-радиста.

Основное вооружение танка Т-34 - пушка калибра 76,2-мм. Первое время на танк устанавливалась пушка Л-11 (длина ствола 30,5 калибров),но из-за своих низких баллистических характеристик, которые особенно стали заметны в начале войны, её вскоре заменили на более мощную и современную Ф-34 (длина ствола 42 калибра). Из-за нехватки Ф-34 на "тридцатьчетверки" в первые месяцы войны часто ставили близкую по конструкции пушку Ф-32 (длина ствола 39 калибров). У танковой пушки Ф-34 был обычный клиновидный полуавтоматический затвор и по своим баллистическим характеристикам она была близка к дивизионной пушке ЗиС-З калибра 76,2-мм, но отличалась от неё другой, более подходящей для танка, противооткатной системой, состоявшей из гидравлического тормоза отката и гидропневматического накатника. Угол возвышения орудия от -3° до +33° градусов (у модели 1943 года- от -3° до +360)3, увеличить склонение не представлялось возможным из-за низкого потолка башни. Вращением башни управлял командир танка. На танк устанавливался как ручной так и электрический привод вращения башни, обеспечивавший максимальную скорость вращения до 36° в секунду. Однако значительный люфт привода затруднял наводку орудия, особенно на дальние дистанции. Механический спуск орудия при стрельбе осуществлялся педалью или вручную.
Стандартным противотанковым боеприпасом в первые годы войны был бронебойный снаряд БР-350А. Снаряд имел баллистический наконечник и оснащался небольшим разрывным зарядом. Масса снаряда 6,3 кг, начальная скорость - 662 м/сек. На дистанции 500, 1000, 1500 и 2000 метров снаряд пробивал броню толщиной, соответственно, 69, 61, 54 и 48-мм. В 1941 году этого было вполне достаточно, поскольку лобовая броня фашистских танков не превышала 50-мм. Весной 1943 года немцы начали выпуск PzKpfw IV Ausf.Н у которого толщина лобовой брони была увеличена до 80-мм. Однако к этому времени в арсенале советских танкистов появился новый подкалиберный бронебойный снаряд БР-350П АПДС (масса 3,04 кг, начальная скорость 965 м/сек), способный пробивать с дистанции 500 и 1000 метров броню толщиной 92 и 58-мм. Однако лобовую брогио танка PzKpfw VI "Тигр" 76,2-мм пушка не могла пробить даже выстрелом в упор. Лобовую броню танка PzKpfw V "Пантера" пушка Ф-34 также не пробивала на обычных дистанциях, поэтому против "Тигров" и "Пантер" "тридцатьчетверки" могли действовать только из засад и на коротких дистанциях.



PzV "ПАНТЕРА".






PzVI "ТИГР".







В конце 1943 года на смену Т-34 пришёл Т-34-85, вооруженный более мощной пушкой ЗИС-С-53 образца 1944 года калибра 85-мм (длина ствола 51,5 калибров), который успешно действовал против новых германских бронированных машин.

Комментариев нет: