воскресенье, 23 мая 2010 г.

Машины на базе танка Т-34.

Огнеметный танк ОТ-34.



Т-34 огнеметный.(внешнее основное отличие от серийного танка,установка огнемета в шаровой опоре на лобовом бронелисте вместо пулемета).

До 1941 года практически все огнемётные танки Красной Армии выпускались на базе лёгкого танка Т-26. Большие потери а начальный период войны вынудили срочно начать работу над новым огнемётным танком, но неразбериха, царившая в танковой промышленности, позволила приступить к выпуску машины только в 1942 году. Новый танковый огнемёт, который получил название АТО-41, ставили на Т-34 и КВ. Огнемётный танк, построенный на базе Т-34 - ОТ-34 (огнемётный танк Т-34) иногда также называли Т-О34. Танк нёс 100 литров горючей смеси, а систему АТО-41 разместили на месте штатного курсового пулемета ДТ в отделении управления. В течение 10 секунд огнемёт мог произвести три 10-литровых выстрела на расстояние до 60-120 метров, в зависимости от сорта горючей смеси. Огнемёт АТО-41 устанавливали, главным образом, на Т-34 образца 1942 года. В 1942 году был принят на вооружение более совершенный огнемет ЛТО-42, который обладал более высокой скорострс.н.ностью и дальностью действия. Этот огнемёт устанавливали на Т-34 образца 1943 года и на Т-34-85. Кроме того, на танках поздних выпусков запас горючей смеси был увеличен до 200 литров. АТО-42, как и АТО-41, имел поршневую конструкцию. Огнесмесь, находящаяся в цилиндре, выбрасывалась при помощи поршня, под воздействием газов порохового заряда. В этих огнеметах использовались заряды патрона к 45-мм пушке. Перезарядка цилиндра огиесмесыо осуществлялась автоматически при помощи сжатого воздуха. Основные данные огнемётов следующие: огонь одиночными выстрелами или очередями до 4-5 выстрелов, максимальная дальность огнемстания 120 м, скорострельность 30 выстрелов/мин, расход огнесмеси 10 л/выстрел. В огнемётных танках ОТ-34 радиостанцию перенесли в нишу башни, были также внесены и другие мелкие конструктивные изменения.

Первоначально, отдельный огнемётный танковый батальон состоял из двух рот тяжёлых огнеметных танков КВ-8 (в каждой по 10 машин) и роты ОТ-34 (11 танков). Базой для КВ-8 послужил танк KB-1с, в башне которого вместо спаренного пулемёта установили огнемёт.



КВ-8.огнеметный.


Однако в связи с недостаточным свободным объемом внутри башни, 76-мм пушка была заменена на 45-мм. В этом танке размещалось 570 л огнесмеси, обеспечивающей 57 огневыстрелов. К 1943 году практически все КВ-8 были потеряны и батальоны реорганизовали. В новый батальон вошли две роты ОТ-34 и одна рота стандартных Т-34, которая обеспечивала огневую поддержку. Красная Армия применяла огнеметные танки в наступлении против вражеской пехоты и хорошо подготовленных оборонительных позиций. Считалось, что огнемёты действуют деморализующе на живую силу противника. Немцы относились к советским огнемётным танкам спокойно, в основном из-за ограниченного боезапаса ОТ-34. Ведь АТО-41 мог произвести только 10 выстрелов, а АТО-42 - двадцать.
В 1942 году П.М.Мугалев начал работу над улучшением танкового фала ПТ-3, созданного накануне войны на николаевском заводе "Дормашина". Трал ПТ-3 состоял из двух стальных колес, соединенных при помощи шарнира с корпусом танка. Первые модифицированные минные тралы, созданные заводом Народного Комиссариата Путей Сообщения в Гуле, проходили испытания в мае 1942 года, а в августе того же года около Воронежа приняли боевое крещение два первых экспериментальных танка ПТ-34 из 233-го танкового батальона 86-ой танковой бригады. ПТ-34 участвовали и в знаменитой битве на Волге: "тридцатьчетверки" с минными тралами из 109-й танковой бригады участвовали в контрнаступлении в ноябре 1942 года на Донском фронте под Сталинградом. Технические проблемы с первыми тралами, а также отсутствие тактики применения новой техники сильно задержало её применение в строевых частях. В апреле и мае 1943 года ПТ-34 использовались только на Кавказском фронте для атак на сильно укрепленные позиции германских войск.
Летом 1943 года были наконец сформированы регулярные инженерные танковые части. Первая из них - 166-ой отдельный инженерный танковый полк находился в резерве Главного командования и предназначался для прорыва вражеской обороны во время битвы на Курской дуге. В полку находилось 22 "тридцатьчетверки" и 18 тралов. Примерно в это же время подобные части были сформированы и подготовлены в Туле. ПТ-3 пробовали также устанавливать и на ленд-лизовские танки, например М4 "Шерман" и "Черчилль".



"Шерман".









"Черчиль".








В бою минные тралы устанавливались не на все танки, часть танков осуществляла огневую поддержку. Трал ПТ-3 выдерживал от пяти до десяти детонаций, после чего нуждался в ремонте или замене. 166-ой отдельный инженерный танковый полк широко использовался в ряде других наступательных операциях - форсировании Днепра и освобождении Киева осенью 1943 года.
Первое крупномасштабное использование минных тральщиков было осуществлено во время операции "Багратион" - наступления в Белоруссии летом 1944 года. К этому времени было сформировано пять инженерных танковых полков: 148-ой и 253-ой входили в состав 3-го Белорусского фронта, 40-ой полк - в состав 3-ей Ударной армии, а 119-ой и 166-ой полки - в состав 1-го Белорусского фронта. В Висло-Одерской операции участвовали два инженерных танковых полка - 92-ой и 116-ой. Танковый минный трал ПТ-3 стал прообразом современных минных тралов, которые в настоящее время состоят на вооружении Российской и Израильской армии. Американские минные тралы, использованные в ходе операции "Буря в пустыне", создавались на базе израильских тралов и, следовательно, тоже ведут своё происхождение от ПТ-3.




Катковый минный трал ПТ-3.













Т-34-76 оборудованный катковым минным тралом ПТ-3.Лето 1943 года.



Т-34-85 оборудованный минным тралом ПТ-3.Лето 1944 года.



Мостоукладчики на базе Т -34.

Во время войны в советских войсках не существовало "стандартного" мостоукладчика, а переделанные из обычных танков машины отличались большим разнообразием. Переделки производились в полевых условиях или в ремонтных мастерских, где с повреждённых танков снимали башни и проводили мелкие конструктивные доработки. Точное количество переделанных в мостоукладчики танков не известно. Модифицированные подобным образом машины в дальнейшем использовались при форсировании неглубоких рек и рвов. При переправах танкисты загоняли их в воду, обычно по дна в ряд, создавая таким образом своеобразный мост для боевых танков. Такая тактика приводила к тому, что большая часть специальных танков оставалась на дне реки. Как только сапёры наводили обычный мост, эти "тридцатьчетвёрки" вытаскивали из воды и направляли в мастерские для ремонта. Следует отметить, что подобное использование танков имело место только в некоторых наступательных операциях Красной Армии. Первое применение мостоукладчиков на фронте состоялось 3-го августа 1944 года на реке Донец к югу от Белгорода, когда обычные Т-34 нанесли внезапный удар по позициям 320-ой пехотной дивизии немцев. Эти танки переправились через реку по мосту, составленному из специально переоборудованных "тридцатьчетверок" и из-за того, что этот "мост" находился под водой, он не был вовремя обнаружен немецкой разведкой.

Самоходная установка СУ-122.




СУ-122.


Успех немецких штурмовых орудий "Sturmgeschuetz" вызвал интерес в Красной Армии. Штурмовые орудия оказались дешевле танков, ведь у них не было башни, кроме того на них можно было установить более мощные артсистемы.





"Sturmgeshutz".


В апреле 1942 года ТАУ выдало техническое задание нескольким конструкторским бюро на разработку штурмового орудия. Координацию действий КБ осуществлял Народный Комиссариат Танковой промышленности. КБ предложили несколько вариантов шасси и пушек, включая зенитное орудие калибра 37-мм, дивизионную пушку калибра 76,2-мм и 122-мм гаубицу. Конструкторское бюро под руководством Г.И.Каштанова разработало прототип штурмового орудия, установив гаубицу М-30 калибра 122-мм на шасси трофейного танка PzKpfw III. Получившаяся самоходка, которую назвали СУ-122и (иностранная), была принята на вооружение в июле 1942 года, но оказалась неудачной.
В октябре 1942 года ГКО приказал использовать для создания новой САУ шасси среднего танка Т-34. Работу поручили провести КБ завода Уралмаш в Свердловске, руководили проектом конструкторы Л.Горлицкий и Е.Сильнищиков. Новую самоходку, которая получила обозначение СУ-35, создали, расположив гаубицу М-30 образца 1939 года калибра 122-мм в полностью закрытой броневой рубке. СУ-35 была создана на базе танка Т-34 образца 1943 года и защищалась бронёй 45-мм-75-мм. Угол возвышения гаубицы от - 3-х до +26°, угол горизонтальной наводки - 10° влево и вправо. Боезапас - 40 выстрелов, боевая масса самоходной установки- 30,9 т, мощность двигателя 500 л.с, максимальная скорость 55 км/ч. Моторно-трансмиссионное отделение, находящееся в кормовой части машины, осталось таким же, как и в танке Т-34, не изменилась и ходовая часть. Экипаж самоходки, состоявший из пяти человек, размещался следующим образом: слева от гаубицы в носовой части - механик-водитель, в боевой рубке справа от гаубицы - командир машины, слева - наводчик, в кормовой части рубки - два заряжающих. На СУ-35 установили внешние топливные баки, что несколько увеличило запас хода.
Полевые испытания прототипа прошли успешно и в декабре 1942 года ГКО постановил выпустить ограниченное количество СУ-35, которую вскоре переименовали в СУ-122. До конца 1942 года было изготовлено 25 самоходных установок.
Первый полк самоходных орудий был сформирован в декабре 1942 года. В новый полк входили четыре батареи лёгких самоходок СУ-76 (17 машин) и две батареи СУ-122 (восемь машин). В конце января 1943 года первые два полка самоходных орудий прибыли на фронт под Ленинградом. В марте 1943 года были сформированы и укомплектованы ещё два полка самоходной артиллерии. Эти полки поступали в распоряжение командующих армиями и фронтами и использовались во время наступательных операций. Впечатление от новых частей было смешанное.



СУ-76м.

Хотя появление штурмовых орудий в частях было встречено с восторгом, использовать СУ-76 вместе с СУ-122 оказалось довольно сложно, поскольку самоходные орудия СУ-76 имели множество технических недостатков. После их устранения, самоходки СУ-76М были выделены в полки легкой самоходной артиллерии, а СУ-122 стали входить в состав полков средней самоходной артиллерии. По штату такой полк состоял из 16 СУ-122 (четыре батареи) и одного танка Т-34 командира полка.
СУ-122 вскоре стали более популярны в частях, чем СУ-76, в основном благодаря их хорошему бронированию и мощному орудию. В 1943 году на вооружение советских войск поступил новый противотанковый снаряд БП-460А, который позволил СУ-122 эффективно поражать вражеские танки на дальних дистанциях. После унификации танковых узлов, проведённой в августе 1944 года, гаубицу М-30С стали устанавливать на шасси истребителя танков СУ-85, используя ту же маску пушки. В 1944 году небольшое количество СУ-122 было выпущено на шасси СУ-100, однако в серию такой вариант самоходной установки не был запущен. Выпуск СУ-122 продолжался до лета 1944 года, всего было изготовлено 1100 машин.

Истребитель танков СУ-85.



СУ-85.

Захваченный под Ленинградом в январе 1943 года новый фашистский танк PzKpfw VI "Тигр", поверг в шок командование Красной Армии.


"ТИГР"

Броня "Тигра" была такой толщины что её ни при каких условиях не могла пробить ни Ф-34 ни ЗиС-5, устанавливаемые на Т-34 и КВ. Специальные стрельбы по захваченному немецкому танку показали, что гаубица М-30, установленная на СУ-122, имеет недостаточную скорострельность и малую настильность. Вообще для стрельбы по быстро передвигающимся целям она оказалась мало приспособлена, хотя и обладала хорошей бронепробиваемостью. В спешном порядке стали создаваться истребители танков, которые могли успешно противостоять новой фашистской технике. Испытания показали, что против лобовой брони "Тигра" эффективны только две пушки: зенитное орудие калибра 85-мм и корпусное орудие А-19 калибра 122-мм. КБ под руководством генерала Ф.Ф.Петрова развернуло работы по установке 85-мм зенитного орудия на шасси СУ-122, созданного Л.Горлицким. Новое 85-мм орудие Д5С с 1000 м пробивало броню толщиной свыше 100-мм. Хотя испытания опытного образца завершились удачно, способ крепления пушки (он остался практически неизменным с СУ-122) не позволял установить ни один из имеющихся телескопических прицелов. Для решения этой проблемы пришлось в срочном порядке разработать новый прицел ТШ-15. Боезапас самоходного орудия составил 49 унитарных снарядов. Кроме того, в боевом отделении укладывалось 1500 патронов для автоматов, 24 гранаты Ф-1 и пять противотанковых гранат. Боевой вес машины- 29,6 т, броня - 45-мм-75-мм, максимальная скорость- 55 км/ч. Отделения управления, моторное и трансмиссионное остались такими же, как у танка Т-34, что позволило комплектовать экипажи дтя новых машин практически без переучивания. Численность экипажа- 4 человека. Для командира в крыше рубки приваривался броневой колпак с призматическими и перископическими приборами. На самоходных установках поздних выпусков броневой колпак был заменён командирской башенкой, как у танка Т-34. Кроме того, экипаж мог вести наблюдение через призматические приборы назад и влево, а на поздних образцах СУ-85 установили дополнительные приборы наблюдения, что обеспечило экипажу самоходки практически круговой обзор. На лобовом листе и по бортам корпуса находились амбразуры для стрельбы из личною оружия, которые закрывались конусообразными заглушками. Внутренняя связь командира, наводчика, механика-водителя и заряжающего обеспечивалась танковым переговорным устройством ТПУ-3бис или ТПУ-3Р. Для наружной связи на самоходки устанавливались коротковолновые радиостанции 9РМ. Общая компоновка машины аналогична компоновке СУ-122, отличие заключалось только в вооружении.
Серийный выпуск СУ-85 начался в августе 1943 года, а уже к концу этого месяца первые 150 самоходных установок поступили в строевые части. Новые САУ поступали на вооружение отдельных самоходно-артиллерийских полков (САП), которые состояли из четырёх батарей (16 СУ-85) и командирского танка Т-34, а также отдельных батальонов (12 СУ-85). Кроме того, САП входили в состав истребительных противотанковых артиллерийских бригад, образуя их подвижный резерв,или придавались стрелковым частям для усиления противотанковой обороны. Как правило, в бою СУ-85 сопровождались танками Т-34, вооруженными 76-мм пушками. Основное назначение СУ-85 - уничтожать танки противника. Против вражеской пехоты их использовать не планировали и поэтому новые самоходные установки не оснащались пулемётами. Против вражеских танков СУ-85 обычно действовали с дальних дистанций, используя своё превосходство в вооружении.
Впервые в боях СУ-85 участвовали летом 1943 хода при форсировании Днепра. Они стали очень популярны в Красной Армии, поскольку являлись одними из немногих машин, способных противостоять "Пантерам" и "Тиграм". Например 1021-ый полк самоходной артиллерии, входивший в состав 1-го Прибалтийского фронта, только во время наступления летом 1944 года подбил и уничтожил около 100 фашистских танков, а в одном из отчётов о боевых действиях 1-ой гвардейской танковой армии указывалось: "На всех этапах боя самоходная артиллерия играла важную роль в поддержке действий войск. При стремительном наступлении она совместно с танками неотступно преследовала противника, уничтожая его живую силу и технику. Обладая высокой подвижностью и мощной бронёй, равной современным танкам, самоходная артиллерия зарекомендовала себя как артиллерия непосредственного сопровождения танков и пехоты. Кроме того, самоходная артиллерия явилась эффективным средством обороны".
После того, как 85-мм пушку установили на танке Т-34-85, выпуск СУ-85 был прекращён (сентябрь 1944 года), и вскоре начался выпуск "смертоносных" СУ-100, на которых была установлена новая пушка калибра 100-мм. Всего было изготовлено 2050 самоходок СУ-85.



Истребитель танков СУ-100.



СУ-100.


В середине 1944 года под руководством Ф.Ф.Петрова была сконструирована новая 100-мм пушка Д-10С. Д-10С создавалась на основе морского зенитного орудия. Используя эту пушку и шасси танка Т-34-85, конструкторы "Уралмаша" оперативно разработали СУ-100, одну из лучших противотанковых САУ второй мировой войны. Масса этой машины увеличилась до 31,6 т, броня 45-мм-75-мм, экипаж- 4 человека. Дизель, мощностью 500 л.с. позволял ей развивать максимальную скорость 55 км/ч. СУ-100 обладала исключительно высокой огневой мощью и была способна вести борьбу с танками противника на всех дистанциях прицельного огня. Бронебойный снаряд её 100-мм пушки с дистанции в 2 тысячи метров поражал броню толщиной 139-мм, а на дальности до километра пробивал немеикие танки практически насквозь. Серийный выпуск новой самоходной артиллерийской установки начался в сентябре 1944 года, а уже к концу этого года заводами было изготовлено около 500 этих грозных боевых машин.
СУ-100 имела для своего времени классическую компоновку. Боевое отделение, совмещённое с отделением управления, располагалось в передней части корпуса, в боевой рубке. В нем размещались органы управления, вооружение с прицельными приспособлениями, боекомплект,радиостанция с танкопереговорным устройством, передние топливные баки и часть инструментов и запасных частей. Коротковолновая радиостанция обеспечивала надёжную связь на дальности до 25 км. В переднем левом углу рубки - место механика-водителя, напротив которого в лобовом листе находился прямоугольный люк. В крышке люка устанавливались два призматических смотровых прибора. Справа от пушки- рабочее место командира машины. За сиденьем механика-водителя-место наводчика, и в левом заднем углу боевого отделения - заряжающего. В крыше боевого отделения располагались два прямоугольных люка для экипажа, два вентилятора под колпаками и неподвижная командирская башенка. В стенках башенки - пять смотровых щелей с бронестёклами, а в крышке люка башенки и в левой створке крышки люка наводчика устанавливались перископические смотровые приборы.
Моторное отделение располагалось непосредственно за боевым и отделялось от него специальной перегородкой. В середине моторного отделения на подмоторной раме устанавливался дизельный двигатель В-2-34, мощностью 500 л.с.
Трансмиссионное отделение находилось в кормовой части корпуса. В нём размещались главный фрикцион, пятискоростная коробка передач, бортовые фрикнионы с тормозами и бортовые передачи. Кроме того, там же находились два топливных бака и два инерциально-масляных воздухоочистителя. Ёмкость всех внутренних топливных баков - 400 л, что обеспечивало машине запас хода в 310 км. Ходовая часть САУ аналогична ходовой части танка Т-34.
В правой передней части боевою отделения в лобовом листе корпуса устанавливалась 100-мм пушка Д-10С. На ней имелись два прицела: телескопический и панорамный. Практическая скорострельность орудия 5-6 выстрелов в минуту. Боекомплект - 33 выстрела унитарного заряжания. Неподвижное бронирование пушки литое, сложной конфигурации, крепилось к лобовому листу корпуса болтами. Снаружи установка пушки защищалась подвижной броневой сферической маской.
Броневой корпус СУ-100 представлял собой жёсткую броневую коробку из катаных бронелистов и состоял из днища, передней и задней частей, бортов и крыши моторно-трансмиссионного отделения.
Днище собиралось из четырёх листов, соединённых сваркой и усиленных специальными накладками. В средней части днища справа находился люк аварийного выхода экипажа, крышка которого откидывалась вправо вниз.
Передняя часть корпуса образовывалась верхним и нижнем наклонными бронелистами. Наклон верхней лобовой бронеплиты 50 градусов. В нижнем лобовом листе справа - прямоугольный люк для доступа к на тяжному механизму гусеницы; в верхнем - вырез дня уст ановки пушки, а также люк механика-водителя. В нижней части листа слева и справа приваривались два буксирных крюка.
Борт СУ-100 состоял из верхней и нижней частей. Спереди к нижнему бортовому листу приваривался кронштейн натяжного колеса, сзади-картер бортовой передачи. Верхний бортовой лист состоял из двух частей- передней и задней, причём последний лист устанавливался с большим наклоном, чем передний. К верхним бортовым листам крепились десантные поручни, кронштейны наружных топливных баков и узлы крепления запасных частей и принадлежностей. Вдоль бортов располагались надгусеничные полки, на которые устанавливались яшики для различных принадлежностей, по одному слева спереди и сзади справа.
Корма САУ состояла из двух наклонных листов - верхнего откидного, в центре которого находился люк с крышкой, справа и слева от люка- вырезы с бронеколпаками для выхлопных труб, и нижнего, на котором монтировались картеры бортовых передач, два буксирных крюка и две петли крепления верхнего откидного бронелиста.
В передней части крыши боевого отделения справа располагались командирская башенка, левее её - колпак кронштейна походного крепления пушки. Там же находился и прямоуюльный люк-панорамы. Люк для входа и выхода экипажа - в задней части крыши.
Моторное отделение закрывалось тремя бронелистами. Средний был с прямоугольным моторным люком, боковые - с окнами продольных жалюзи и тремя лючками для доступа к маслобакам и шахтам подвески четвёртого и пятого опорных катков. Сверху боковые листы закрывались выпуклыми бронеколпаками с сетками прохода воздуха к жалюзи. Трансмиссионное отделение имело откидную выпуклую крышку из листового металла с пятью окнами, закрытыми сеткой.
До конца войны промышленность изготовила 1800 СУ-100. Серийное производство этой САУ завершилось в 1945 году, что однако не помешало машинам этого типа ешё долго оставались на вооружении Советской Армии.


Машины технической помощи на базе Т-34.

К 1944 году необходимость в машинах технической помощи стала очевидной. Например, чтобы отбуксировать в тыл повреждённый танк, приходилось снимать с боевого дежурства ещё одну исправную машину. В некоторых частях для этих целей использовались стандартные "тридцатьчетверки" со снятыми башнями. После войны, когда Т-34-76 и СУ-85 были сняты с вооружения, их, с минимальными переделками, также стали использовать в качестве машин технической помощи. В 1958 году были сняты с вооружения и Т-34-85 и вскоре после этого началась массовая
переделка этих танков в ремонтио-эвакуанионные машины. С танков снимали башни и на её место устанавливали ремонтную платформу. По бортам машин навешивались ящики дня инструментов и запчастей. Кроме того, на эти танки устанавливались трехтонные подъёмные краны. Помимо ремонтного оборудования многие машины технической помощи Т-34-Т оснащались активными приборами ночного видения ИР. Было создано много вариантов, на некоторых заводах на машины устанавливали лебедки, бамперы и различное дополнительное оборудование. В 1955 году несколько Т-34 переделали в тяжёлые подъемные краны СПК-5. У СУ-85 переделка сводилась к демонтажу орудия и стеллажей с боезапасом. Эти машины технической помощи использовались для буксировки неисправной боевой техники и небольшого ремонта. Несколько переоборудованных таким образом СУ-85 продолжали использоваться в армии ГДР вплоть до 1990 года.

Комментариев нет: