вторник, 8 июня 2010 г.

Танк Т-34-85 битва за Берлин.

Бои за Берлин.



Т-34-85.








К 1945 году танки Т-34-85 составляли до 70% всех танков, находившихся в Действующей Армии. Поэтому рассмотрим один из эпизодов конца войны - действия 3-ей гвардейской таковой армии в Берлинской операции.
К 12-му марта 1945 года, части армии, понесшие в ходе Силезской и Одерской операций тяжелые потери, были выведены во второй эшелон 1-го Украинского фронта на отдых и доукомплектование.
К этому моменту в составе 3-ей гвардейской танковой армии имелось всего 223 танка, из них 206 Т-34-85, 13 Т-34-76 (с тралами ПТ-3 из состава 90-го отдельного инженерно-танкового полка) и 4 ИС-2.


ИС-2.







Из Т-34-85 60 машин требовали капитального, 21 среднего и 5 текущего ремонта, а у 91 "тридцатьчетверки" был полностью израсходован моторесурс: "Большинство танков и СУ из числа исправных, оставшихся от предыдущей операции, отработали по 250-400 моточасов и прошли 1708-1850 км. вследствие чего ходовая часть, двигатели, узлы и агрегаты трансмиссии были сильно изношены и требовали замены. Перед Управлением бронетанкового снабжения и ремонта была поставлена задача полностью подготовить и восстановить боевые машины к предстоящим операциям".
В течение месяца армия готовилась к предстоящим боям, восстанавливала технику и получала новую. В результате к 13-му апреля 1945 года в ее составе имелось уже 456 танков, из которых 433 составляли "тридцатьчетверки" (420 Т-34-85 и 13 Т-34-76 с тралами). Правда при этом отмечалось, что 104 Т-34-85 "не имели запаса хода по ходовой части", а 26 Т-34-85 и 5 Т-34-76 переработали свой гарантийный срок.



Т-34-76.









К началу наступления на Берлин в составе 3-ей гвардейской танковой армии имелись 6-ой гвардейский (51-ая гвардейская, 52-ая гвардейская, 53-ая гвардейская танковые и 22-ая гвардейская мотострелковая бригады) и 7-ой гвардейский (54-ая гвардейская. 55-ая гвардейская, 56-ая гвардейская танковые и 23-ая гвардейская мотострелковая бригады) танковый, 9-ый механизированный (69-ый,70-ый,71-ая механизированные и 91-ая танковая бригады), а также друге части, в том числе 90-ый отдельный инженерно-танковый полк.
По первоначальному плану операции, разработанному штабом 1-го Украинского фронта, предполагалось 3-ую танковую армию ввести в прорыв лишь после того, как пехота общевойсковых армий выйдет на западный берег реки Шпрее и обеспечит переправы для танков. Но 14-го апреля 1945 года, за два дня до начала наступления, план изменили, и теперь танковая армия должна была наступать непосредственно за боевыми порядками пехоты, а затем обогнать ее и к исходу первого дня операции захватить плацдарм на реке Шпрее.
Советское наступление на Берлин началось 16-го апреля 1945 года в 5:50 утра мошной артиллерийской подготовкой.
На участке 1-го Украинского фронта под прикрытием артогня началась переправа через реку Нейсе пехоты, а после захвата первой линии немецких траншей постройка моста для танков в результате, к 19:00 на западный берег Нейсе переправились части 6-го и 7-го гвардейских танковых корпусов, которые тут же ввели в бой. Но, оправившись от неожиданности, немецкие части оказали ожесточенное сопротивление. Так, 17-го апреля части 21-ой танковой дивизии вермахта контратаковали наши наступающие войска. Особенно жаркий бой разгорелся в районе населенного пункта Гари, где 54-ая гвардейская танковая бригада отбивала контратаку немецких танков:"В эту контратаку противник ввел до 30 танков, часть из них типа "Тигр".


"ТИГР".








В результате ожесточенного танкового боя бригада уничтожила 15 танков противника, не считая подбитых. В то же время и бригада понесла значительные потери - подбитыми и сгоревшими 12 танков".
Отбросив немецкие части, войска 3-ей гвардейской танковой армии перешли к преследованию противника, отходившего к реке Шпрее.
К полудню 18-го апреля следующего дня шедшая головной 56-ая гвардейская танковая бригада обнаружила брод на Шпрее, правда при этом его глубина была более метра, поэтому "люк механика-водителя заливался водой. Переправа производилась по методу слепого вождения".
Вслед за форсировавшими Шпрее частями 7-го гвардейского танкового корпуса, командование армии направило в район брода части 6-го гвардейского и 9-го механизированного корпусов, которые тут же приступили к переправе:
"Действуя по глухим лесным дорогам. войска армии вышли к реке Шпрее на участке, где меньше всего ожидал противник. Слабое место обороны противника определилось в ходе боя. Когда это место было нащупано, в образовавшийся коридор была повернута вся армия. Между тем, противник отводил своим потрепанные части в основном в район Коттбус и Шпремберг где, усилившись местными гарнизонными командами и отрядами фольксштурма, занял оборону. Занять оборону по всему течению реке Шпрее противник не смог, не имея достаточных сил".
Переправившись через реку Шпрее, 19-го апреля войска 3-ей гвардейской танковой армии продолжали наступление, и пройдя за сутки 40 километров перерезали автостраду Берлин-Бреслау к западу от Коттбус, выйдя в тыл коттбусовской группировки немцев. Продолжая наступление 6-ой гвардейский танковый корпус к 13:30 20-го апреля достиг Барут, выйдя к началу внешнего кольца обороны Берлина. Три головных "тридцатьчетверки" 53-ей гвардейской танковой бригады внезапно ворвались на железнодорожную станцию Барут, разогнали до тысячи немецких солдат, выгружавшихся из прибывшего из Берлина эшелона, и захватила на железнодорожных платформах 8 исправных танков.
За период боев от Нейсе и до выхода к Барут 3-ая гвардейская танковая армия уничтожила более 3000 солдат и офицеров, 25 танков, 52 орудия, захватили около 600 пленных, 31 танк, 23 орудия. 4 паровоза и 80 вагонов с различными грузами. К 20-му апреля в строю имелось 335 исправных Т-34-85, еще 40 машин требовали ремонта.
Получив от командующего 1-ым Украинским фронтом указание: "Войска маршала Жукова в 10 км от восточной окраины Берлина. Приказываю обязательно сегодня ночью ворваться в Берлин первыми.Исполнение донести", командующий 3-ей гвардейской танковой армией П.Рыбалко приказал продолжить наступление с часа ночи 21-го апреля, но выполнить поставленную задачу не удалось:
"В лесисто-озерной полосе между Барут и Цоссен войска армии встретили внешнее кольцо обороны Берлина, прикрываемое многочисленными заграждениями - завалами, рвами, минами, ДОТами, упорно обороняемые противником. Преодоление заграждений задержало армию на сутки".
Продолжая наступление в ночь с 21-го на 22-ое апреля, части армии заняли Цоссен и вышли к каналу Ногте - внешнему оборонительному обводу Берлина.
Переправившись через канал Нотте, 22-го апреля соединения 3-ей гвардейской танковой армии вышли к круговой Берлинской автостраде, к вечеру "тридцатьчетверки" 6-го гвардейского танкового корпуса ворвались в пригород Берлина - Тельтов,а к исходу дня войска армии вышли к каналу Тельтов и попытались форсировать его с хода. Однако сделать это не удалось:
"Передний край обороны проходит непосредственно по северному берегу канала Тельтов и представляет собой 1-2 линии прерывчатых траншей с выносными пулеметными площадками и окопами для снайперов и фаустпатронщиков, а также отдельные укрепленные здания, выходящие на берег.
Канал Тельтов в полосе наступления армии имел ширину 30-35 метров, глубину до 4,5 метров. Так как противником были взорваны все мосты на этом участке, то последний являлся серьезным препятствием на пута движения армии.
Впереди первой линии траншей на отдельных участках были возведены проволочные препятствия - проволочный забор в 1-2 кола, а в районе озера Штансдорф - электризованный проволочный забор протяженностью до 200 метров.
Подступы к взорванным мостам были, как правило, минированы или охранялись фаустпатронщиками. Непосредственно на переднем крае были сооружены дзоты для станковых пулеметов и артиллерии.
Разрушенные здания приспособлены для минометов и артиллерийских позиций. Все улицы, ведущие от канала в предместья Берлина (пригород Темпельхоф,Лихтерфельде, Целендорф) забаррикадированы, завалены подручными материалами и всевозможными остатками разбитой техники. Отдельные улицы минированы небольшими очагами - 10-25 мин.
В глубине обороны (до рубежа железнодорожного кольца, опоясывающего центральные районы Берлина) отдельные сохранившиеся кварталы превращены в опорные пункты. Причем каждый опорный пункт имел между собой огневую связь и скрытые пути сообщения через проломы в зданиях, изгородях, по садам и.т.д. Такие опорные пункты были созданы на главных улицах: Унтер ден Эйхен, Хаупр-штрассе, Альбрехт-штрассе.
Станции метро (надземная часть) превращены в сильные блокгаузы с круговым обстрелом (в стенах проделаны бойницы и амбразуры), а туннели метрополитена использовались как скрытые хода сообщения для всевозможных перегруппировок гарнизонов опорных пунктов и захода нашим наступающим частям в тыл.
На левом фланге наступления армии на лесистой местности противником на основных дорогах устроены лесные завалы, барьеры, перекрестки дорог минированы. Вдоль дорог отрыты открытые площадки. окопы для фаустпатронщиков, артиллерийских позиций".
В течение 23-го апреля части 3-ей гвардейской танковой армии занимались подготовкой к продолжению наступления. При этом армию усилили артиллерией (артиллерийский корпус и артдивизия прорыва РГК, зенитная дивизия, бригада "катюш", инженерно-штурмовые части).
Утром 24-го апреля после артподготовки части армии приступили к форсированию канала, и несмотря на ожесточенное сопротивление противника к полудню в нескольких местах переправились на другой берег, а к исходу дня вышли на линию железной дороги Берлин-Потсдам и заняли станцию Целендорф.
25-го апреля части 3-ей гвардейской танковой армии продолжали уличные бои в Берлине. Штаб армии об этом докладывал так:"Таким образом, войска армии, форсировав канал Тельтов, развернулись на фронте 10 км, охватывая Берлин с юго-запада, там, где противник менее всего ожидал наше наступление и менее всего был подготовлен к обороне. Выходом во фланг обороне противника в Штеглиц была решена участь этого района".
26-го и 27-го апреля части Красной армии вышли к окружной железной дороге и проходящему по ней внутреннему оборонительному обводу Берлина на участке от станции Шенеберг до станции Шмаргендорф. Передний край проходил по железнодорожной насыпи и являлся естественным рубежом и препятствием не только для танков, но и во многих местах для пехоты. Все мосты и виадуки в большинстве своем были взорваны, а сохранившиеся проходы в них преграждены надолбами в 2-3 ряда и забаррикадированы:"Огневые сооружения на переднем крае расположены непосредственно в насыпи в виде дзотов для пулеметов, артиллерийских позиций и отдельно закопанных танков. Сохранившиеся здания, главным образом станционные постройки, вокзалы превращены в опорные пункты. Улицы, примыкающие к этим опорным пунктам, завалены ломом, забаррикадированы железнодорожными вагонами. Эта часть города наиболее сильно разрушена, имеет ничтожное количество сохранившихся зданий. Улицы превращены в руины и движение танков по ним затруднено. Помимо "естественных" (образовавшихся вследствие бомбежки авиации), встречаются барьеры, баррикады из камня и дерева, завалы из домашней утвари и.т.д. В наиболее ответственных местах баррикады усилены взрывными заграждениями (очага мин, фугасы).
Под огневые сооружения приспособлены, главным образом, подвалы и остатки разрушенных стен. В сохранившихся зданиях квартала противник организовал основные узлы сопротивления. Около них он сосредоточивал основные силы и технику (вкапывал танки, располагал артиллерию)".
К вечеру 27-го апреля части армии вышли на Хаупт штрассе и Вильгельм плац - в центральные кварталы Берлина в районе Шенеберг и "выйдя на основную магистраль, ведущую к Рейхстагу", а также соединились с частями 8-ой ударной и 2-ой танковой армий 1-го Белорусского фронта.
28-го апреля 3-ая гвардейская танковая армия, преодолевая сильное сопротивление противника, вышла на перекресток улиц Курфюрстен штрассе и Войрш штрассе, к Винтерфельдт плац, Берлинер штрассе и заняла станции Весткройц и Халензее.
Вечером того же дня командование фронтом сообщило штабу армии, что директивой Ставки Верховного Главнокомандования с 24 часов 28-го апреля изменяется разграничительная линия между 1-ым Белорусским и 1-им Украинским фронтами в Берлине. Новая линия проходила через Мариендорф, станцию Темпельхоф, Виктор-Луизе плац и по железной дороге на станции Шарлрттенбург, Весткройц. Рулебен. Таким образом, "эта разграничительная линия отрезала для 1-го Белорусского фронта центральную часть Берлина с Рейхстагом. Тиргартеном и частью центра у Ландвер канала, куда вышли части 9-го мехкорпуса. В новых границах нз 29 апреля 1945 года перед 3-ей гвардейской танковой армией осталось очистить площадь около 4 км городского района Вильмерсдорф".
29-го и 30-го апреля части армии вели уличные бои и продолжали сжимать окруженную группировку противника в районах Шенеберг и Вильмерсдорф, в результате чего к вечеру 1-го мая 1945 года "не очищенной от противника осталась территория меньше одного квадратного километра".
В 5:00 2-го мая комендант Берлина предложил полную безоговорочную капитуляцию Берлина, которая была принята.
Всего за время уличных боев в Берлине с 21-го апреля по 2-ое мая 1945года 3-ая гвардейская танковая армия уничтожила более 6300 солдат и офицеров, 123 танка, 10 самоходок, 136 орудий, 108 минометов, взяла в плен более 13500 человек, захватила 127 танков, 25 САУ, 137 орудий, 212 самолетов, 170 паровозов, 1040 вагонов и другое имущество. К вечеру 2-го мая в составе армии имелось 217 исправных танков Т-34-85, а их потери составляли 365 машин от огня артиллерии
,хотя значительное количество - почти треть (28,8%) вывели из строя "фаустпатронами". Обращает на себя высокий процент безвозвратно потерянных машин - 45%, при этом доля уничтоженных составляла 49% потерянных от артиллерийского огня и 62% от "фаустпатронов".
По итогам боев за Берлин командование 3-ей гвардейской танковой армией отмечало следующее:"Противник, ожидая наступления наших войск и штурма города, подготовил оборону Берлина, начиная с его подступов, окраин и центра.
Бревенчатые, железобетонные и каменные заборы и баррикады из подручного материала (трамваи, автомашины, камни из мостовой и.т.д.) перекрывали все основные магистрали, идущие к центру Берлина. Кроме перекрывающих заборов, немцы подготовили здания для обороны перекрестков и отдельных участков. Окна первых этажей во многих случаях были замурованы кирпичом с оставлением небольших амбразур для огневых средств.
Отмечено несколько случаев устройства на улице волчьих ям, замаскированных под мостовую. На наиболее ответственных участках противник закапывал танки до самого ствола орудия и хорошо их маскировал. Орудия в ряде случаев имели позиции в домах.
В боях на улицах Берлина противник широко применял фаустпатроны для борьбы с нашими танками. Уличный бой давал широкие возможности для применения этого оружия ближнего боя. Обычно фаустпатронщики располагались в подвалах или первых этажах домов, в некоторых случаях прятались за каменными изгородями, в отрытых щелях, в подъездах и подворотнях. Фаустпатронщики пропускали пехоту, идущую впереди танков, и открывали огонь, когда мимо проходили танки.
Тщательная очистка зданий, осмотр возможных позиций фаустпатронщиков и, наконец, огонь из пулеметов и автоматов, из пушек по всем подозрительным местам является основным мероприятием по борьбе с фаустпатронщиками. С большим эффектом применялись для этой цели зенитные счетверенные установки М-17 (САУ на базе полугусеничного бронетранспортера М2, полученные из США по программе ленд-лиза.


М-2.







В центре большого города танковые части требуют усиления пехотой и артиллерией. Пехота необходима для очистки зданий от засевших в них фаустпатронщиков и автоматчиков, которые, маскируясь в подвалах, первых и верхних этажах, охотятся за танками.
Прочесывание зданий пехотой должно предшествовать выдвижению вперед танков.
Для штурмовых действий в составе танковых или мотострелковых батальонов создавались штурмовые группы. Состав штурмовой группы: взвод автоматчиков; отделение саперов; отделение М-31;отделение огнеметчиков; бронетранспортер М-17 или ДШК. Состав штурмовой группы зависит от объекта действий и наличия средств. Для поддержки штурмовой группы создавались огневые группы, состоявшие из одного - двух 152-мм орудий или СУ-122 и взвода танков.


СУ-122.







Для разграждения баррикад командир действующего батальона имел резерв саперов и стрелков, составлявших группы разграждения...
Усиленные пехотой и другими средствами танковые батальоны действовали в бою за Берлин следующим образом. Если в своем продвижении батальон встречал обороняемое препятствие - забор поперек улицы или обороняемое здание, то командир батальона, прежде всего, производил разведку и искал возможности обойти это препятствие. Если обход оказывался невозможен, то под прикрытием огня танков и бронетранспортеров М-17 или ДШК, которые шли непосредственно за пехотой, вперед выдвигаются саперы для подрыва препятствий. Одновременно артиллерия занимала огневые позиции и вела огонь на разрушение зданий за препятствия, ослепляла и подавляла оборону противника. В практике боев баррикады часто разрушались огнем крупнокалиберной артиллерии и установок М-31.
После устранения препятствия танки устремлялись в проходы и на больших скоростях проскакивали опасные места. Пехота довершала очистку объектов, захваченных танками. Огнеметчики выжигали противника из подвалов и при необходимости поджигали здания.
Некоторые танковые батальоны действовали иначе, имея все время впереди танков пехотные подразделения. Пехота и огнеметчики в этом случае очищали здания от противника, и когда прекращался огонь из зданий, танки начинали двигаться за пехотой. При этом методе действий, как правило, все подозрительные места прочищались огнем из пулеметов (М-17 или ДШК) и автоматов. Этот метод действий медленнее первого, но давал большую гарантию на твердое закрепление захваченных кварталов.
Действия 3-ей гвардейской танковой армии в Берлине показали, что
крупные танковые соединения при необходимости возможно использовать для штурма большого города. В данной конкретной политической и стратегической обстановке ввод в Берлин танковых масс явился фактором решающего значения".

1 комментарий:

Генерал комментирует...

М-17 хорошая машина была, только жаль, что такая машина стала редкостью в Российском музее...