понедельник, 27 сентября 2010 г.

Танк Т-34 типы корпусов танка

КОРПУСА.

ХАРЬКОВСКИЕ КОРПУСА.

Типичный корпус танка Т-34 на начальном этапе войны (нажмите,чтобы увеличить)

Корпус танка Т-34 за время производства претерпел значительные изменения. Броню изготавливали в Мариуполе. Кромки брони, обработанные "в четверть" oчень плотно стыковались между собой. Сварка была ручной, и хотя к качеству швов на стадии наладки производства было много претензий, внешне они выглядели очень культурно. Если взять за точку отсчета первый корпус опытной серии, то первые изменения появляются уже в мае 1940 года.

Технологический процесс при этом выглядел следующим образом: первоначальная термообработка - отпуск, термообработка перед гибкой, правка, обработка торцов, штамповка, шлифовка, закалка. Естественно из-за такой сложности, было большое количество брака.
По предложению мариупольцев конструкцию упростили. Появились верхний и нижний лобовые листы, соединенные передней балкой. Эта балка крепилась клепкой и тоже изготавливалась из листовой брони штамповкой. Расплатой за такое решение стало увеличение массы на 100 кг.
Глубокая выштамповка над люком механика-водителя (ее высота около 170 мм), тоже создавала много проблем. Поэтому на многих машинах встречается хитрая уловка - эта часть выполнена отдельной деталью и вварена в верхний лобовой лист. Швы заделаны настолько тщательно, что рассмотреть их можно только в том случае, если знаешь что искать.
С августа 1940 года клепаные соединения нижней части корпуса заменены сварными, появились два дополнительных болта крепления кормового листа.
Этот тип корпуса выпускался в течение всего периода производства, до эвакуации завода, и стал эталонным для других предприятий.

СТАЛИНГРАДСКИЕ КОРПУСА.

Сталинградский корпус танка Т-34 (нажмите,чтобы увеличить)










Первые сталинградские корпуса собирались из тех же комплектующих что и харьковские, но, тем не менее, появились и первые отличия: жалюзи верхних крышек моторного отделения заменили более технологичными решетками, внешний вид которых не менялся больше до конца производства. Следующим отличием стал буксирный крюк новой конструкции. Первоначально он не имел фиксатора и крепился клепками. Затем появились приваренные вертикально планки, удерживавшие трос от соскакивания назад. Потом появились специальные фиксаторы. Крюк тоже стали приваривать по контуру. Вскоре от клепок отказались, а фиксатор стал элементом крюка. Перед ние и задние крюки были идентичны. Однако иногда и на более поздних машинах встречались буксирные устройства образца 1940 года - видимо из запасов эвакуированного XПЗ.
Изменилась и конструкция люка механика - водителя. Выштамповка над ним стала значительно меньше. Был изъят третий призматический прибор наблюдения, а два оставшихся сориентированы вперед. Для компенсации резко увеличившейся мертвой зоны, справа от люка предусматривалась установка прибора кругового обзора. Теоретически им мог пользоваться и стрелок-радист.
Другой стала сетка жалюзи - ее угол не перекрывал скругление боковых крышек моторного отделения.
После эвакуации Мариупольского завода, основным поставщиком корпусов стал завод №264 (Сталинградская судоверфь), техническое оснащение которого не позволяло выполнять раскрой листов в требуемом объеме без изменения технологии. В освоении броневого производства активно участвовали специалисты московского НИИ №48. Видимым результатом этой работы стало шиповое соединение листов корпуса. Первый вариант таких корпусов отличался тем, что выступ под шипы был на лобовом листе сверху. На следующем, и, пожалуй, самом известном варианте, выступ и вырез поменяли местами. В шип соединялись и бортовые листы с крышками боевого, моторного и трансмиссионного отделений и кормовым листом, а также днище с нижними боковыми и нижней лобовой деталью. Соединения "в четверть" остались лишь при соединении крыши боевого отделения с верхним лобовым листом. В соединении передней лобовой детали с верхним и нижним лобовыми листами теперь стали применять сварку.
Люк доступа в трансмиссионное отделение стали выполнять литьем. Внешне он отличается тем, что несколько выступает над брочуть больше по высоте и ширине (хотя ырез люка остался прежнего размера), ого изменился и люк механика - водителя-вырез под смотровые приборы, закрываемые броне-крышками, стал более пологим. Изменилась и "подкова" шаровой установки стрелкака-радиста, став кольцом, и этот тип корпуса не стал окончательным.Следующим этаном был отказ от шипо-соединения крыши боевого и трансмиссионного отделений с бортовыми листами, такой тип корпуса встречается на поздних сталинградских машинах. Для него характерен тип бронировки выхлопных патрубков не семью, а восемью болтами. Да и сами болты постепенно перестали быть коническими, как на харьковских машинах.
Введение колес с внутренней амортизацией повлияло на подвеску. Дело в том, что ширина такой пары меньше, а стало быть, устанавливать ее нужно на большем расстоянии от корпуса. Чтобы сохранить возможность такой (и обратной) замены, конструкция балансиров претерпела изменения. Появилась планка, фиксирующая их продольное смещение, да и сами балансиры были усилены.

СОРМОВСКИЕ КОРПУСА.

Сормовский корпус танка Т-34 (нажмите,чтобы увеличить)










Корпусное производство на "Красном Сормове" (завод №112) тоже начиналось со сборки из тех же комплектующих, что и на других заводах. 25 августа 1941 года с ХПЗ поступили комплекты деталей для сборки 5 корпусов, 9 стендов и 5 контователей - конструкций, позволявших вращать корпус при сборке.
Первые 2 корпуса собрали 1 сентября. Через месяц завод имел уже 83 комплекта корпусов, 35 из которых были получены из Мариуполя, а 48 изготовлены самостоятельно. Ранние сормовские машины внешне не отличались от харьковских и сталинградских..
В этот период была проведена предварительная работа, по введению огнерезной обработки кромок брони и введению шипового соединения листов. Предложения на эту тему представили "наверх". Привязка технологии к местным условиям была главной задачей в этот период, поэтому, 10 октября постановлением наркомата обороны заводам СТЗ и "Красное Сормово" были фактически развязаны руки. В нем разрешалось самостоятельно решать все вопросы производства Т-34 и допустимость тех или иных отступлений от чертежей и технических условий без нарушений при этом узловой взаимозаменяемости под ответственность главных конструкторов этих заводов. Уже 13 октября была утверждена документация, а к 25 октября началось изготовление опытных образцов.
Тем не менее, в октябре из ворот завода вышло только 20 танков. Известно, что на машинах этой серии стояли карбюраторные двигатели М-17Т, но отличались ли эти танки от своих дизельных собратьев внешне сказать трудно.
Все они были с корпусами старого типа, бронестали для которых поступали от заводов-смежников (Мариупольского и Новотагильского заводов, Магнитогорского и Кузнецкого комбинатов, и Кулебакского завода в Горьковской области).
Первые отличия нового типа были сродни сталинградским, однако не повторяли их. Самым заметным отличием стал прямой нижний кормовой лист и круглый люк доступа к трансмиссионное отделение, расположенный по центру листа на одной маленькой петле.
Крупные петли верхнего кормового листа, перекрывавшего нижний, стали в дальнейшем визитной карточкой сормовских танков. Эти петли располагались в небольшом вырезе, размеры которого варьировались (вплоть до полного отсутствия).
В отличие от сталинградцев, сормовичи применили новый тип соединения брони на сопряжениях днища с нижним лобовым листом и коыши боевого отделения с верхним лобовым листом. Характерную треугольную форму (в отличии от округлой сталинградской) имел выступ для прибора наблюдения на лобовом листе.
Буксирные крючья применялись те же что и на СТЗ, с той разницей, что задние крюки утратили за ненадобностью верхний рог. Было разработано и введено буксирное приспособление, позволявшее транспортировать орудие. Оно также осталось сугубо сормовской деталью.
Сетка над жалюзи крепилась теперь не четырьмя, а тремя петлями. Немного отличалась конструкция ограничителей хода балансиров. С введением 500 мм "вафельных" траков
на корпусе появился пальцеотбойник. Первый его вариант был съемным (предполагалось использование и старых 550 мм траков). Он крепился тремя болтами поверх крышки бортовой передачи. Впоследствии его сменил более простой, привариваемый к корпусу (встречается несколько видов - треугольные и трапециевидные в плане, разных размеров).
Следующим этапом развития стал отказ от выштамповки на лобовом листе (над люком механика - водителя), и третьего наблюдательного прибора. Примерно в это же время был введен буксирный крюк новой конструкции, на котором пока еще не было характерного уступчика. Такие крючья устанавливали пока только спереди. Появляется бронированная маска пулемета.
При испытании нового способа установки пушки (это было связано с отказом от заднего люка на башне), возникла необходимость зафиксировать башню от соскальзывания вперед. Для этого приварили по кромке лобовой брони брусок. Идея настолько пришлась по душе, что аналогичные планки стали приваривать по всей кромке брони, и сбоку, и перед люком механика - водителя, и но бокам от него и перед курсовым пулеметом, и даже на днище перед люками и горловинами. Хотя в последствии, и принято было говорить, что эта мера ослабляла броню, способствовала "закусыванию" снарядов, но видимо, такая зримая защита вселяла уверенность, давая хороший психологический эффект и реальную защиту от заклинивания узлов осколками и снарядами небольшого калибра. Форма (треугольная,прямоугольная или трапециевидная в плане) и размеры таких брусков были довольно разными, и определялись, видимо, в основном наличием подходящего материала.
Еще одной характерной сормовской чертой стало обилие скоб и поручней, выполненных из изогнутого прутка, появившиеся задолго до введения поручней на танках других заводов. С осени 1943 года на кормовом листе танков появились бонки для крепления танковой печки, а с 1944 года - бонки для крепления запасных траков на лобовом листе.
В 1943 году было принято решение об унификации производства танков Т-34 , к тому же с Урала начал поступать броневой раскрой, что сделало танки разных заводов более похожими друг на друга.
Круглый люк сзади сместился вправо и увеличился с 470 до 550 , изменилась конструкция его петли, закрепки сетки были унифицированы с уральскими, исчезла выштамиовка на лобовом листе. С освоением автоматической сварки не стало и шипового соединения брони. Буксирные крючья, количество и расположение скоб тоже были приведены к общему знаменателю.

УРАЛЬСКИЕ КОРПУСА.

Эволюция корпусов танка Т-34 в годы войны (нажмите,чтобы увеличить)










Миновав несколько этапов эволюции, на заводе в Нижнем Тагиле был налажен выпуск корпусов нового типа. Большую роль в этом сыграло то, что институт Патона, занимавшийся вопросами автоматической сварки, тоже был эвакуирован на УВЗ. Новые методы были освоены в короткое время. Для сварочного автомата предпочтительнее длинные и прямые швы, что в значительной мере обусловило то, что шиповое соединение здесь почти не применялось (за исключением соединения лобовых листов с бортами, в месте прикрытом крылом).

Уральский корпус танка Т-34 (нажмите,чтобы увеличить)










Корпуса для тяжелых танков, строившихся на ЧКЗ, традиционно делали в Свердловске, на УЗТМ. К производству корпусов танков Т-34 УЗТМ подключили с весны 1942 года. В этот период, в связи с технологическими проблемами, часть корпусов выпускалась по упрощенной технологии. Часть штампованных деталей крыши моторного отделения были не штампованными, а сварными.
С лета 1942 года задача усложнилась - теперь требовалось производить весь танк. В это же время и Челябинский завод приступил к изготовлению танков Т-34.
Вся конструкторская документация на оба предприятия поступила из Нижнего Тагила.
Документация в Омск поступила из Свердловска и Нижнего Тагила.

Нижнетагильский и Уральский корпуса танка Т-34 (нажмите,чтобы увеличить)










В результате всего этого, а также из-за того, что УЗТМ (и не только он), поставлял комплектующие для всех остальных заводов (в различной мере), корпуса этих заводов не получили таких ярких и узнаваемых черт, как предыдущие образцы.
Известно несколько внешних особенностей - так, челябинские корпуса имели поручни "сборной" конструкции, по образцу тех, что устанавливались на KB, но такие поручни встречаются и на корпусах других заводов (за исключением пожалуй омского).
Петли крепления кормового листа (две или три) практически не отличаются. На ом-
ских корпусах встречаются широкие петли, похожие на сормовские, но с тремя проушинами, но они встречаются и на СУ-85 . Сетка над жалюзи выполнялась не только штампованной, но и гнутой, с острыми гранями и сварными швами но углам. Это больше характерно для УЗТМ.
Встречается также несколько видов бронировки выхлопных патрубков - литой, штампованный "рваный", штампованный с аккуратными кромками и литой "фигурный".Достоверно известно, что на ЧКЗ с 10 октября 1942 года стали устанавливать кронштейны для крепления печки, с 22 октября - поручни для десанта, а с 1 января 1943 года появилась удлиненная бронировка пулемета, защищавшая ствол не на треть, а на половину.
В 1943 году поручни делали уже из прутка, гнутые, но встречаются и поручни старого
типа. Видимо, на других заводах такие усовершенствования были введены в тот же период. На балансирах машин последних лет выпуска часто можно увидеть углубления под съемник (одно или два, иногда вперемешку).
К лобовой балке приваривалась табличка, с указанием номера танка. Иногда достоверно определить завод - изготовитель можно только по ней.
Еще одна любопытная деталь корпуса - выступающая вперед, под разными углами, планка, квадратной или трапециевидной формы (реже со скругленными углами). Это упор для приспособления, используемого при натяжении гусениц. Встречаются с одним, двумя и тремя отверстиями. Этот элемент начал появляться с 1944 года, но встречается не на каждом танке, став обязательным уже после войны. Для его использования необходимо чтобы в крыле был вырез, либо чтобы оно откидывалось.

Корпус танка Т-34 образца 1944 года (нажмите,чтобы увеличить)

Комментариев нет: